Таки-нет, Не Толераст (potapych) wrote,
Таки-нет, Не Толераст
potapych

Category:

Для чего Байден позвал Путина на экологический саммит и надо ли соглашаться


В успехе переговоров Байден нуждается сильнее всех прочих приглашённых участников. Это как юбилейный банкет больше всего нужен юбиляру, а не гостям

Байден пригласил Путина на саммит по экологии. Немедленно все СМИ, в зависимости от жизненного кредо, осветили это в стиле «стакан наполовину пуст» или «стакан наполовину полон». Патриоты-государственники увидели в этом стремление навязать Путину свою повестку. Системные либералы увидели у администрации Байдена отыгрывание назад и расчистку путей для диалога.

Оба угла зрения имеют основания, и стоит разобраться, кто больше прав и чего тут у Байдена больше — желания исправить ошибку или желания поставить на колени. Потому что это разные переговорные модели, разная не тактика, а стратегия, разное видение переговорной ситуации.

Если это отыгрывание назад — это переход к партнёрской модели. Если желание навязать свою линию — это силовая модель в сочетании с манипулятивной. Нужно понять, каковы основания для каждой из них и что имеет место в реальности.

Каждая переговорная модель — это разная оценка силового потенциала сторон и разная степень нужды в положительном результате переговоров. Разная схема возможностей и угроз, слабости и силы переговорной позиции у себя и оппонента. Разная степень доверия и разная степень страха. Разные переговорные козыри и разное время их применения. И самое главное — разные цели при одинаковой повестке.

Чтобы понять, чего хочет Байден, нужно всё это очень тонко понять, взвесить и просчитать. Не всегда то, что лежит на поверхности и улавливается с первого взгляда, может быть точным. Российская сторона прокачивает американскую, та — российскую. Стороны подают друг другу знаки и выстраивают оптимальную линию поведения.

Заставить всех собраться по заявленной именно Байденом повестке — это выиграть инициативу. Да, Байден борется за инициативу и хочет, чтобы все это видели. Значит, для него это важно. Причём важна не сама по себе инициатива, а именно её демонстративность — ведь инициативу можно перехватить и скрытно.

Но Байдену нужна как раз демонстративность. Он это потом у себя дома «продаст» как демонстрацию своей силы. Чтобы потом эту силу спроецировать на лагерь сателлитов и противников. Показать, что, несмотря на ветхость, он всё ещё этакий международный мачо, на которого смотрят с восхищением и обожанием. Желание поставить Путина в выгодную Байдену переговорную позицию (выбор и навязывание формата) вторично, и в Москве это прекрасно понимают.

Что ещё понимают в Москве? То, что в успехе переговоров (экологический саммит — это форма многосторонних переговоров) Байден нуждается сильнее всех прочих приглашённых участников. Это как юбилейный банкет больше всего нужен юбиляру, а не гостям. То есть именно здесь зарыта слабость позиции Байдена: ему — нужно, а всем прочим — нет. И, участвуя, они помогают ему спасти лицо, а не выторговывают себе гарантии на будущее.

То есть отказ Байдена от формы прямого общения с Путиным и инициирование вместо этого экологического саммита — это вовсе не ультиматум, для ультиматумов России у США нет силы. Это не манипуляция — Путин читает скрытый мотив Байдена, и тот это понимает, а манипуляция — это когда манипулируемый не чувствует этого. И уж, конечно, это не партнёрство — для этого слишком разным остаётся баланс сил между США и Россией. У США нет партнёров, есть враги или подчинённые. Россия — враг. Партнёрство исключено.

Что важно для США? Чтобы все видели, что происходит так, как они хотят. Неважно, как на самом деле, важно, как это выглядит. Здесь Байден похож на многих арабских шейхов. Именно они на переговорах требуют от партнёров демонстрации знаков уважения — это помогает им во внутренних раскладах, потом у себя дома они это подают как знак признания их силы другими сильными мира сего.

Что важно для России? Сохранить переговорный процесс и обратную связь, а повод (саммит) использовать для заявления своего видения повестки. Путин примет приглашение Байдена, но от Байдена зависит, как жёстко Путин публично пройдётся по позиции США.

У Путина — два варианта: он может в своём стиле дзюдо принять импульс и жёстко применить силу против Байдена и тем самым показать его слабость, или он поступит мягко с аксакалом и не станет ломать ему конечности. Или он, используя повод поговорить о «зелёной энергетике», жёстко на весь мир прессует США за энергетический разбой в адрес конкурентов и тычет носом в замёрзший Техас, или округло обойдёт острые углы и ограничится тезисами «ребята, давайте жить дружно». Такое поведение Путина Байден должен заслужить.

И Байден заслуживает. Либералы не зря пишут, что «Вашингтон против сворачивания диалога с Россией». Байден, приглашая Путина на саммит, призвал партнеров по ЕС «иметь дело, считаться» с Россией. Это даже не знак Кремлю, это просьба.

А ведь Путин может ещё и не участвовать. Проигнорировать. Это будет ещё жёстче — Байдену нужно участие Путина и его мягкое поведение, а не критика и не игнорирование.

«Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков выразил удовлетворение тем, что в США наступает «ремиссия в русофобских припадках», — пишет рупор системных российских либералов — издание «Коммерсант».

На самом деле никакой ремиссии нет, так как для неё нет оснований — баланс сил в пользу США сохраняется, но он недостаточен, чтобы подчинить Россию. Следовательно, надо продолжать давление и никаких прекращений и ремиссий не допускать. США ещё не добились от России того, чего хотели, а Россия не показала, что устала или испугана. Любая ремиссия ломает надежды США склонить Россию к нужному поведению.

На самом деле Москва сказала вовсе не то, что сказала. Она сказала: «Мы тебя услышали, продолжай в этом духе, и мы сможем дать тебе то, что тебе нужно», — имеется в виду лишь позиция по поводу участия в саммите, а не сдача геополитических интересов. То есть Москва поощряет нужную ей линию поведения Байдена.

Таким образом, это Москва в большей степени манипулирует США, чем США манипулируют Россией. Это не силовая и не партнёрская модель, а манипулятивно-силовая, где в позициях сторон 30% силы (угроза обострения конфликта) и 70% манипуляции (обещание награды за нужное поведение).

Такое соотношение говорит в пользу Москвы, а не США, так как баланс сил между ними иной: 70% в пользу США, а 30% в пользу России. То есть Москве не принципиально, в каком месте перейти улицу, главное — её перейти. А Байдену принципиально важно перейти именно там, где он хочет. И ему важно, чтобы Москва согласилась, а согласившись, перешла спокойно, а не упрекая Байдена на весь мир в нарушении правил движения.

То есть имеет место сделка. Путин Байдену ещё сто раз понадобится. Как и Байден Путину. Взаимозависимость есть, и она осознана. И потому негласные правила игры согласованы и приняты. И это хорошо. Стороны будут и дальше вести себя так, как они ведут, их интересы и рамки поведения изменить никто не в силах. Но есть тонкие моменты, поддающиеся настройке с обеих сторон. За флажки никто переходить не станет.

Мир останется предсказуемым, а значит, всем будет можно адаптироваться и избежать случайных катастроф. На сегодняшний день это самое главное во всеобщем хаосе, который стало модно называть словом «турбулентность». Линия взаимоотношений России и США при Байдене и Путине начинает обретать контуры.

Большой экологический саммит — это место, где будут заняты совсем не экологией. Это смотр сил, где США важно показать их место на трибуне, а России — то, что будет решено за кулисами. Если каждый получит своё, сделка состоится. Шансы на сохранение позитивных тенденций в мире для России остаются высокими.

Александр ХАЛДЕЙ

Источник


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments