?

Log in

No account? Create an account
isaev

potapych


Once upon a time in ... BobruiskЪ

"На злых людей мы сами волки, Люсьен!"(с) В.М. Шукшин, к/ф "Калина красная"


Previous Entry Share Flag Next Entry
Крым. К истории полуострова и крымскотатарского народа
isaev
potapych
Начало

Уникальные природные условия Крыма, сама его география с античных ещё времён привлекали соседние племена и народы – и первыми, кто населял самый юг полуострова, глубоко вдающегося в Чёрное море, его, Крымского полуострова, южное побережье, были как будто полулегендарные тавры, этногенез которых до настоящего времени до конца не выяснен.

Понятно, что тавры были здесь первыми, кого так или иначе удаётся «идентифицировать», а следы самых первых поселений на этой территории относятся ко временам ещё более древним – палеолита и мезолита.

Карта Таврической губернии Российской Империи. 1821 год

Именем тавров же, упоминаемых в трудах греческих и римских историков, и был назван и сам полуостров, а впоследствии и прилегающая к нему с севера часть земель – Таврика. А ещё Таврия или Таврида. Таврическая губерния Российской Империи.

А в I веке в Крым пришёл апостол Андрей, Андрей Первозванный...

Впрочем, Крымом этот полуостров назовут гораздо позже, уже по-татарски – когда он будет завоёван ордами Батыя и станет ещё одним улусом Золотой Орды, а ещё через два столетия здесь возникнет Крымское ханство, считающееся вассалом Османской Империи, откуда – из пределов Крымского ханства – будут осуществляться крымско-ногайские набеги на Русь.

Одновременно с таврами в степях Северного Причерноморья осели вытесненные в эти края сарматами скифы, занимавшие при этом куда более значительную часть будущего Крыма и почти втрое большую, нежели сам полуостров, часть земель к северу и северо-западу от него – то есть земли, в Новое время принадлежавшие России.

Современниками и земляками тавров и скифов были киммерийцы, упоминаемые в Ветхом завете, ассирийских и урартских хрониках.

В это же время земли полуострова начинают активно осваивать греки – выходцы равно из Эллады и её колоний в Малой Азии, основавшие Пантикапей или Боспор (ныне Керчь) и Феодосию. Греки из Гераклеи Понтийской основали Херсонес Таврический (ныне в городской черте Севастополя). Они же и нарекли всю эту местность Таврикой или Тавридой.

Во времена несколько более поздние полуостров станет сначала протекторатом Рима, а после будет подчинён готам; а затем Крым переживёт вторжение гуннов, которых, в свою очередь, со временем подчинит себе Византия – Восточная Римская Империя.

А на заре Средневековья этот благословенный край захватят хазары и начнётся ползучая тюркизация полуострова – исключением станет только Херсонес, до поры до времени остававшийся под властью византийских императоров.

Из «Жития Стефана Сурожского» XV века известно о легендарном русском князе Бравлине, правившем в Крыму в конце VII – начале IX века.
Русское море («Бахр ар-Рус») – наименование Чёрного моря в трудах средневековых арабских историков, географов и путешественников Ибн Саида аль-Магриби и Аль-Масуди, записках испанского путешественника Вениамина из Туделы, французского хрониста Жоффруа де Виллардуэна и других авторов


Веком позже юго-восточные земли полуострова вкупе с Керчью станут частью древнерусского Тмутараканского княжества, объединившего в своих границах русских (русь), касогов, хазар, греков, абазинцев, евреев, тавров…

Ещё через пару столетий, последовательно сменяя друг друга, по этой земле пройдут генуэзцы, армяне и аланы.

1441 год стал годом образования Крымского ханства (в результате обособления Крымского Юрта от Золотой Орды в начале XV столетия).

С начала XVI века, не без научения османами (турками), а то и при их самом непосредственном участии, воинственные подданные крымских ханов заодно с ногайцами, некогда обосновавшимися ордой на Северном Кавказе, юге Нижнего Поволжья и в Северном Причерноморье, с незавидным постоянством стали досаждать соседям разбойными набегами – Московской Руси и Великому Княжеству Литовскому (Речи Посполитой) – а в совокупности русским землям; набегами, понятно, изрядно истощавшими людские ресурсы этих двух государств: пленники продавались в Турцию, на Средний Восток и даже в европейские страны.

В итоге дошло даже до того, что на Руси был введён специальный налог, сборы от которого предназначались для выкупа попавших в татарскую неволю.

К слову. Из общего дохода Османской Империи в Крыму в 1577 - 1578 годах 29% приходилось на работорговлю.

Кульминацией семи десятилетий практически безнаказанных разбоев и самым настоящим возмездием непрошенным гостям из Крыма и союзным им ногайцам и османам во главе с очередным чингизидом или, точнее, Гераем – крымским ханом Дивлет Гераем стал разгром его войска всего в полусотне вёрст к югу от Москвы в битве при деревне Молоди, обернувшейся самым настоящим избиением «басурман» в

Закладной камень в память победы в Битве при Молодях в 1572 году. Село Молоди. 2009 год
течение 29 июля – 2 августа 1572 года русскими войсками под руководством князя Михаила Воротынского и окольничего Дмитрия Хворостинина, когда из 40 – 60 тысяч (некоторые источники называют и 100, и даже 120 тысяч) несостоявшихся захватчиков в окрестностях Молоди навечно остались 27 тысяч, включая ближайших родственников самого хана и высокопоставленных крымскотатарских сановников; при этом потери московского войска составили от 4 тысяч до 6 человек убитыми и ранеными, главным образом, из московских стрельцов.

К чести русского православного воинства заметим, что распоясавшимся тюркам у деревни Молоди на Пахре и на Оке противостояли 23 – 35 тысяч вооружённых подданных Ивана Грозного, то есть упомянутые непрошенные гости из Крыма в самом начале имели над ними, как минимум, троекратное превосходство; кроме того, под рукой Дивлет Герая был тогда своего рода мусульманский «спецназ» – семь тысяч отборных турецких янычар, сложивших головы у Молодей.

Правда, и под началом самого Воротынского было ровно столько же немецких конных наёмников и донские казаки с запорожцами («каневские черкасы») Михаила Черкашенина – в добавок к 20 тысячам ратников Воротынского.

В итоге крымские татары оставили Русь в покое на два десятка лет, что дало Москве возможность сосредоточиться на северо-западном направлении, на боевых действиях в Прибалтике, где как раз в это время продолжалась затянувшаяся ещё на девять лет Ливонская война.

Кстати, за год с небольшим до того Дивлет Герай, предварительно согласовав свои действия с Османской Империей и Речью Посполитой, дошёл-таки до Москвы, подпалил её пригороды, практически полностью сжёг деревянный город и увёл в рабство до 10 тысяч москвичей.

Угрозу дальнейших крымско-ногайских разбойничьих набегов в Северном Причерноморье удалось нивелировать, то есть полностью свести на нет только в 1807 году с ликвидацией Буджакской татарской орды во время русско-турецкой войны 1806 – 1812 годов.

Середина 1680-х годов стала очередной вехой во взаимоотношениях Московского государства и Крымского ханства, когда в условиях европейской Великой Турецкой войны и русско-турецкой войны 1686 – 1700 годов имели место не слишком удачные для Москвы Крымские походы князя Василия Голицына, скорее демонстративно выполнявшего принятые перед европейскими суверенами обязательства по отвлечению и сковыванию сил главного союзника турков – Крымского ханства.


Стефано Торелли. «Аллегория на победу Екатерины II над турками и татарами». 1772 год


В Новое время, когда по результатам русско-турецкой войны 1768 – 1774 годов, с заключением Кючук-Кайнарджийского договора, Крым окончательно стал русским, точнее, русскими стали тогда Еникале, Керчь, Кинбурн, Азов и Кабарда, а остальной Крым – в 1783 году, в его истории открылась новая страница: Крымское ханство стало формально независимым под протекторатом России; Россия же получила право вести торговлю и иметь военный флот на Чёрном море, которое когда-то давно уже именовалось Русским.

Именно с договора 1774 года начался процесс присоединения к Российской Империи территории Северного Причерноморья, Кубани и причерноморских областей Грузии, завершившийся в 1810-х годах с присоединением Бессарабии и покорением западной Грузии.

В 1783 году Крымское ханство вошло в состав Российской Империи, а Екатерина Вторая обзавелась, таким образом, полумиллионом, мягко говоря, не слишком лояльных России подданных из крымских татар, исторически больше тяготевших к Османской Империи (Оттоманской Порте) и туркам.

В следующем году на части земель бывшего Крымского ханства была образована Таврическая область, население которой оставалось откровенно враждебным к новой власти и русским, что в немалой степени мешало скорому освоению этого благодатного края.

Такое откровенно враждебное отношение крымских татар к новой власти и русским было отмечено и австрийским императором Иосифом Вторым, посетившим Таврию в 1787 году вместе с Екатериной Второй: «Что ни делает императрица для здешнего населения и какие льготы она им не предоставляет, нет ни одного, особенно из стариков, кто бы не был рад уйти из-под новой власти».

Окончание